Артур ТАЙМАЗОВ: «Это самое главное чувство – когда ты становишься олимпийским чемпионом»

Taimazov-Artur-1Двукратный олимпийский чемпион, победитель чемпионатов мира и Азиатских игр по вольной борьбе Артур ТАЙМАЗОВ в эксклюзивном интервью рассказал о том, как шел к успеху, о любимом блюде на новогоднем столе, секрете осетинских пирогов и любви к хоккею.

- Артур Борисович, Северная Осетия, откуда вы родом, это республика борцов и чемпионов. Вы могли в детстве пройти мимо борцовской секции?

- Я сначала занимался тяжелой атлетикой, и мой старший брат Тимур, кстати, является олимпийским чемпионом по тяжелой атлетике. Тогда он только мечтал стать олимпийским чемпионом. Как и я. Я четыре года – с шести лет до десяти – занимался тяжелой атлетикой. Но получилось так, что борьба меня привлекала больше.

Я хочу внести поправку – олимпийскими чемпионами не становятся, олимпийскими чемпионами рождаются. Но чтобы понять, родился ты олимпийским чемпионом или нет, ты должен пройти тернистый путь. И после этого ты поймешь – дано тебе это или не дано, родился ты или нет.

Нет такого тренера или специалиста, который увидел бы ребенка и сказал, что тот родился олимпийским чемпионом. Да, если он будет заниматься, то обязательно станет. Но для этого должны сойтись звезды. Должны быть соответствующая генетика, трудолюбие. И тебе должна сопутствовать удача. Всё должно объединиться воедино, ты должен тренироваться днем и ночью.

- Наверное, важно не ошибиться с видом спорта?

- Понятно, что есть какие-то виды спорта, в которых можно оценить предрасположенность ребенка к нему, генетику и степень настойчивости родителей. Естественно, что наш знаменитый баскетболист Арвидас Сабонис с ростом 2 метра 22 см в футбол бы не играл, он выбрал баскетбол.

У нас в Северной Осетии любят борьбу, обожают этот вид спорта и живут этим видом спорта. И если посмотреть на борцовские залы, то вы будете приятно удивлены – там нет свободного места. Естественно, что в этой каше, в этой атмосфере растут новые таланты. Но олимпийским чемпионом становится только один из тысячи занимающихся. Поэтому всё приходит только через труд, легко ничего не дается. Да, бывают единичные случаи, чтобы стать чемпионом, но в основном все проходят тернистый путь.

Футболу предпочту хоккей

- Вы могли оказаться и в футболе, ведь Северная Осетия славится своими известными игроками?

- Нет, я не мог. Понимаю, что футбол – это король спорта, но я не был предрасположен к этому виду. Вот если бы у нас на Кавказе был хоккей, то, может быть, я бы в него играл.

- Любите хоккей?

- Скажем так, я был ближе к нему. И сейчас у меня сын занимается хоккеем в Москве. Да, в Осетии хорошая школа футбола, и много моих земляков, хороших друзей играют в российской премьер-лиге и защищают честь страны, выступая под флагом России. Но о себе я не могу сказать – у меня другая конституция, не футбольная.

- Когда к вам пришло понимание, что в борьбе вы можете добиться серьезных успехов?

- Наверное, лет в 17-18. Я бы не сказал, что был уверен в возможности стать олимпийским чемпионом. Но у меня появилась уверенность, что если я буду продолжать работать в таком же духе, то, может быть, что-то получится. И я уже почувствовал уверенность лет в 18, когда выступал в соревнованиях юношей, а потом перешел в молодежную сборную. В 19 лет я уже выиграл международный турнир среди взрослых в Киеве, а потом на турнире памяти Ивана Ярыгина в полутяжелом весе я соперничал с выдающимися борцами – Джабиди, Сагитом Мутазалиевым, Курамагомедом Курамагомедовым, и мне удалось в 19 лет стать бронзовым призером.

А потом, когда мне уже исполнился 21 год, я выиграл турнир Ярыгина в тяжелом весе. Но вы знаете, в те времена моя карьера складывалась не совсем понятно. И получилось так, что мои тренеры совершили ошибку. Я знал, что могу выиграть чемпионат страны в полутяжелом весе и поехать на Олимпийские игры в Сидней. Но вся моя команда совершила ошибку – я согнал вес со 112 килограммов до границ полутяжелого веса (97 кг). Хотя мог бороться в тяжелом весе – до 130 килограммов.

Я и сам не был уверен, что смогу показать борьбу высокого уровня в тяжелом весе, чтобы она понравилась и болельщикам, и самому себе. Но спустя полгода, в июле 2000 года, я уже стал чемпионом ярыгинского турнира, на котором выступали все сильнейшие, кроме двух известных борцов – кубинца и американца. Потому что понимал, что мне тяжело сбрасывать столько килограммов.

В 2002 году такая сгонка веса сказалась на моем здоровье. Иммунитет был подорван. Я не могу рассказать всё, через что мне приходилось проходить. Но сегодня я считаю, что уже в то время мне надо было бороться в тяжелом весе.

- Тогда на какой срок вы выбыли из спортивной деятельности?

- Вы знаете, после сгонки веса он у меня долго не поднимался. И если раньше я согнал со 112 кг до 97, то на Олимпийских играх в Сиднее мой вес составлял 107 килограммов. Потом я стал серебряным призером чемпионата мира в Болгарии и весил 109 кг. Но общее состояние было слабоватым. А в 2002 году я сильно заболел воспалением легких, плевритом. И когда полетел на международный турнир Ивана Ярыгина, то попал в госпиталь с болевым шоком. Мне удалось выступить, но из левого легкого у меня выкачали три литра воды. Было тяжелое заболевание, но я даже не мог допустить мысль, что сдамся и закончу карьеру.

Я сразу же после больницы начал интенсивно заниматься плаванием, тренингом своих легких и готовиться на чемпионат мира. Уже через два месяца я выступал на чемпионате мира. Да, выступление было провальным, но, если спросить всех врачей пульмонологов, они скажут, что это нереально, это невозможно. Но я это сделал. А в конце того же 2002 года я выиграл Азиатские игры в тяжелом весе и на следующий год стал уже чемпионом мира.

- А когда вы заболели?

- Зимой. И практически весь год я не готовился, а лежал в больнице.

Ориентировался на именитых земляков

- Любой человек, который занимается на серьезном уровне, в юности ориентируется на чей-то стиль борьбы. Кто вам импонировал из знаменитых земляков двукратных олимпийских чемпионов – Сослан Андиев, Арсен Фадзаев, Махарбек Хадарцев?

- Скажу честно, Сослан Петрович Андиев, царство ему небесное (титулованный спортсмен умер в ноябре нынешнего года), был для нас величайшим спортсменом. Отдавая дань памяти, надо сказать, что его история просто незабываема для нашей республики. Потому что это был первый олимпийский чемпион, а потом – первый двукратный победитель Олимпийских игр. И как спортсмен, и как человек, и как личность он был величайшим. Я видел только фрагменты его борьбы. Также прекрасно помню, как боролся Махарбек Хазбиевич Хадарцев в 1992 году на Олимпийских играх. Уже в возрасте 12 лет я понимал, что такое Олимпийские игры. И помню, как боролся Арсен Сулейманович Фадзаев. Может быть, уже тогда я понимал, что это величайшие борцы, обладавшие величайшей техникой.

Но мне повезло, можно сказать, под руководством Махарбека Хазбиевича готовиться на Олимпиаду в Сиднее. Потому что он сам готовился на сиднейскую Олимпиаду. Он нас всех собирал, бегал с нами, тренировался. Я, честно сказать, был приятно удивлен и поражен его работоспособностью. Он был феноменальным спортсменом и, самое главное, человеком с железным характером. Мы были молодые ребята, и он не только нам не уступал, но и превосходил.

Нам даже становилось стыдно, если в каком-то упражнении мы могли сделать меньше, чем он. Это нас очень стимулировало. Лично меня это очень заводило. Как же так? Махарбек Хазбиевич готовится на четвертую Олимпиаду, а я ведь лучше него восстанавливаюсь и могу сделать не меньше. А не получается…

По средам и субботам мы бегали кроссы, было стыдно, если кто-то из нас отставал от него или прибегал позже. Поэтому те мгновенья я помню прекрасно и представляю, как он работал в молодости.

А прекрасную борьбу Арсена Фадзаева мне посмотреть удалось, как и (олимпийского чемпиона из Северной Осетии) Вадима Богиева. Но я понимал, что это не моя весовая категория и тяжеловес не может проводить те приемы, которые проводил Арсен Сулейманович. Он делал очень много приемов, и у него была великолепная техника.

- Если не ошибаюсь, он долго не проигрывал иностранным борцам ни одного балла?

- Как я понимаю, он на протяжении нескольких чемпионатов мира не уступил конкурентам ни одного балла.

На столе должен быть гусь с яблоками

- Какие воспоминания из детства у вас остались от празднования Нового года?

- Новый год у меня ассоциируется с праздником семьи, потому что у нас в Осетии первая молитва была за Всевышнего. И всегда в семье говорят так, если, конечно, никто из близких родственников не уходил в иной мир – пусть Новый год будет лучше, чем старый. Мы не жалуемся на уходящий год, но хотелось бы, чтобы наступающий хоть в чем-то был получше.

Самое главное, чтобы в семье были все здоровы. Это семейный праздник, и все родственники раньше приезжали к нам в гости, или мы ездили к ним. Тогда не было сотовых телефонов и гаджетов и поздравлений через различные соцсети. Люди были намного добрее и сплоченнее. Почему?

Мы друг друга навещали и радовались. А сегодня позвонили и поздравили, но, с другой стороны, это отдаляет. Ведь чем чаще ты видишь своего близкого друга или родственника, тем сплоченнее вы становитесь.

Поэтому помню, что мы проводили Новый год в кругу семьи, и это происходило на протяжении недели. Новый год – это хороший праздник, но предновогодние дни бывают тяжелыми из-за большой суеты с поиском подарков (с улыбкой).

- А до какого возраста вы верили в Деда Мороза?

- Может быть, до десяти лет. Потому что в этом возрасте я увидел старшеклассника из нашей школы, игравшего Деда Мороза на утреннике. И после этого у меня всё в голове сложилось.

- Какой новогодний подарок запомнился вам больше всего?

- Самый главный подарок для меня, как спортсмена, сделал мой тренер – когда он 31 декабря нам заявил: «Вы можете ложиться спать когда угодно, но завтра утром вы все должны быть на тренировке (смеется)». А нам было уже по 17 лет, и мы-то думали, что у нас будет выходной день. А нас завтра ждал кросс. Но в целом это же подарок, работа, ведь тренер понимал, куда он нас ведет.

- Какое блюдо обязательно должно быть на новогоднем столе у Артура Таймазова?

- Это запеченный в духовке гусь с яблоками. Я это люблю. Также обязательно три осетинских пирога. Первый тост – за Всевышнего, вторая молитва – за святого Георгия, Уастырджи. Это покровитель гор и нас, мужчин Осетии. А третий тост, конечно же, сказать огромное спасибо уходящему году и хорошо встретить Новый год.

- Вы гуся сами готовите?

- Нет, если честно, я совсем не умею готовить.

- Совсем?

- Да, не умею. У меня нет кулинарного таланта, а для этого же нужен определенный дар.

- Но ведь любой мужчина на Кавказе умеет жарить шашлыки?

- Если мясо нарежут и замаринуют, то я уж соображу, как приготовить шашлык (с улыбкой). Но вот гуся в духовке – для этого мне надо подучиться и попробовать несколько раз.

- А традиционные салаты – оливье, винегрет, селедка под шубой?

- Нет, их я тоже никогда не готовил, но они обязательно должны быть на столе. Но Новый год в осетинском доме без трех пирогов быть не может. Обязательно с сыром.

- В чем секрет осетинских пирогов, слава о которых идет далеко за пределами республики и нашей страны?

- Особенность наших пирогов – они готовятся для того, чтобы помолиться Всевышнему. И они готовятся в каждой, даже самой простой семье нашей республики. И в этом заключается сила осетинских пирогов – в нашей вере. Этими тремя пирогами все говорят спасибо Всевышнему.

- Сколько лет вашим детям?

- Моему старшему сыну Арсену скоро будет 13 лет, дочке Камилле – 11 лет, а маленькому мальчику Аслану – четыре года.

- Чем увлекаются ваши дети? Может быть, сыновья пойдут по вашей стезе, с такой-то мощной генетикой?

- Арсен профессионально занимается хоккеем в ЦСКА и буквально живет этим видом спорта. Но при этом мы не откладываем в сторону образование, потому что это самое главное в жизни. И пока всё вроде бы идет более-менее нормально. Дочка увлекается рисованием и учится в художественной школе. А маленького мальчика я отдал в секцию хоккея, чтобы он не сидел в квартире и не играл в игры на телефоне. Он потихоньку катается на коньках, занимается ОФП, главное, чтобы он постоянно двигался.

- Артур Борисович, про детей мы поговорили, а как вы познакомились со своей супругой?

- Мы с Зариной вместе уже 14 лет, с 2004 года. А познакомились во Владикавказе – она была студенткой экономического факультета университета, а я студентом-заочником юридического факультета. Нас познакомили близкие друзья (с улыбкой).

- Насколько вам в Москве не хватает родной Осетии, насколько тяжело жить в отрыве от родной земли?

- Если говорить честно, я не представляю свою жизнь без Осетии. Но если люди в меня поверили и избрали депутатом Государственной думы, для меня сейчас основная задача – оправдать доверие своего народа и принести пользу своей республике, работая большей частью в Москве.

Но я довольно часто созваниваюсь со своими близкими друзьями, я просто не представляю свою жизнь без них, без ребят, с кем я вырос и с кем я одинаково мыслю. А когда приезжаю по депутатским делам в Северную Осетию, у меня не хватает времени выехать с ними на природу или поиграть в спортзале в борцовское регби, футбол или баскетбол.

Иногда накатывает такая чувственная волна, когда сильно хочется посетить тот борцовский зал, в котором я готовился. Почувствовать ту атмосферу, в которой я вырос. Часто скучаю и переживаю, но так сложилась жизнь.

- Как у вас обычно проходит день рождения?

- Знаете, я до 35 лет никогда не отмечал свой день рождения. И впервые отметил его в Москве, когда ребята начали звонить и поздравлять. Тогда я впервые накрыл стол, чтобы провести этот день в окружении родных и близких людей, которые хорошо к тебе относятся.

А когда профессионально занимался спортом, то никогда не праздновал свой день рождения. Потому что летом я находился в процессе подготовки и никогда не отвлекался на какие-либо мероприятия. Передо мной стояла такая задача. Это только со стороны кажется, что спортсмену легко – вышел и поборол соперников. До тех, кто не знает, что такое большой спорт, тяжело донести, через что должен пройти профессиональный спортсмен, чтобы достичь своей цели. Это адский труд, ты должен отключиться от всех и от всего, должен только тренироваться и тренироваться. Не было такого, чтобы ты съездил к кому-то на свадьбу или сходил на день рождения, или весело провел время с друзьями.

Поэтому 20 июля – день, когда я родился, никогда не отмечал. Порой даже встречал его в самолете или на каком-либо турнире.

От России не отрекался

- Когда вы приняли решение выступать за Узбекистан, наверняка, у вас были и предложения из других стран?

- Мне поступило предложение выступить за Узбекистан на Олимпийских играх 2000 года в Сиднее. Я выступил, завоевал серебряную медаль и снова начал бороться за Россию. В 2001 году я выиграл чемпионат страны в тяжелом весе и начал готовиться к чемпионату Европы.

Но мне вдруг объявили, что я должен пропустить два года, чтобы начать выступать за Россию. Но, понимаете, замораживать себя на два года, когда тебе всего 21 год, очень сложно. Поэтому произошло так, что я продолжил представлять Узбекистан.

- Как вы ощущали себя в сборной Узбекистана, ведь вы на многие годы закрыли местным тяжеловесам дорогу на Олимпийские игры?

- Я чувствовал себя великолепно, потому что у каждого из узбекских борцов была возможность со мной побороться и выбить меня из сборной. И ведь помимо олимпийских медалей, я выиграл для страны по несколько чемпионатов мира и Азии.

Я хочу поблагодарить народ Узбекистана за ту поддержку, которую они мне оказали. Это моя вторая родина, они очень горячо за меня болели. Также за меня болели в России, и я благодарен всем своим болельщикам. И хочу сказать им: «Всё, что мог, я сделал. Я всегда выкладывался на 1000%».

- С обилием побед на самых крупных турнирах вы можете сказать, что в спорте реализовали себя по максимуму?

- Нет. Знаете, после болезни, которую перенес в 2002 году, я выиграл очень мало чемпионатов мира. Но потом, в зимний период, я не мог полноценно готовиться, потому что часто болел. И когда подходил к пику формы, то у меня падал иммунитет. Я или подхватывал простуду, или находился в слабом и вялом состоянии. Я должен был выиграть девять, как минимум, чемпионатов мира.

- Как Александр Александрович Карелин?

- Я прошел четыре олимпийских цикла, в ходе каждого было по три чемпионата мира. Если не девять, то семь или восемь. Но ни в коем случае не два чемпионата мира, как удалось мне.

- В 2000 году в финале Игр-2000 вы уступили россиянину Давиду Мусульбесу. Что вы тогда испытывали – огорчение от поражения или радость от завоевания серебряной медали?

- В том году я выиграл у него в финале турнира памяти Ивана Ярыгина в Красноярске, а в финале Олимпиады проиграл. Но это спорт. Мы очень хорошо знали борьбу друг друга, потому что тренировались в одном зале в Северной Осетии. Значит, не сошлись тогда в Сиднее для меня звезды.

- Какая из олимпийских медалей досталась вам наиболее тяжело?

- Не могу сказать, какая из наград была более легкой или более тяжелой. Выделю четвертую медаль, выигранную в 2012 году в Лондоне. Я уже был возрастным спортсменом, и ресурс организма был уже не такой, как раньше. И так как на чемпионате мира 2011 года я проиграл, мне пришлось сделать выводы и очень серьезно пересматривать свою подготовку. Из программы подготовки я убрал вторую тренировку, но увеличил нагрузки на утреннем занятии, чтобы у меня было больше возможности для восстановления.

Taimazov-Artur-3

Но подготовка к Играм для меня была очень тяжелой – и в физическом, и в психологическом плане. Но не зря говорят: тяжело в учении, легко в бою. И на самой Олимпиаде я не проиграл ни одного балла.

- Какие ваши сильные стороны, за счет каких качеств вам удавалось побеждать сильных и титулованных соперников? В чем главная сила Артура Таймазова?

- В отличие от других тяжеловесов, я проводил очень много приемов – проходил в одну ногу, в две ноги, в боковую ногу, делал приемы и в стойке, и в партере. И самое главное – на каждую схватку я выходил с одним настроем: я должен или умереть, или победить.

На каждую встречу я выходил как на крайнюю, и к каждому сопернику у меня был свой подход. Кто-то уступал мне в функциональном плане, и я знал, что должен атаковать, атаковать, атаковать, чтобы победить в концовке. Кто-то проигрывал мне физически, и я знал, что могу его сконтрить (контратаковать) и выиграть. А о ком-то я знал, что мне надо сбить его в партер и накатить два-три раза. Я знал, что обыгрываю конкурентов за счет своей подготовки и соблюдения режима. И на 100% был уверен, что другие так не готовятся.

Считаю себя трехкратным олимпийским чемпионом

- Когда вы узнали о том, что Международный олимпийский комитет (МОК) решил отобрать у вас золотую медаль Олимпиады-2008 в Пекине из-за допинга, это стало шоком?

- Мне было реально смешно. Дайте мне этот препарат, который у меня якобы обнаружили. Я еще хочу бороться, где его можно найти? Но если этот препарат так хорошо помогает, то почему я выиграл только два чемпионата мира, а не семь или восемь? Почему это выдумывают спустя 10 лет после Олимпиады? Я себя считаю олимпийским чемпионом 2008 года и всегда буду себя считать трехкратным олимпийским чемпионом.

Я же не считаю себя четырехкратным, я всегда трезво смотрю на вещи. Да, в Сиднее в 2000 году я проиграл, и я это знаю. Но я же не говорю, что мне что-то помешало, а сопернику кто-то помог. Дело не в этом. Важен конечный результат – кому подняли руку в финале. А сегодня можно говорить всё, что угодно. Когда человек остается наедине с самим собой, он себе задает вопрос. Да, можно носить какую-то маску, но как можно врать самому себе? Я не могу.

Вы знаете, в чем заключается система олимпийского движения? Когда в детстве ты приходишь в секцию борьбы и смотришь на своих кумиров, Сослана Андиева, Махарбека Хадарцева, ты понимаешь, что должен сделать всё возможное и невозможное, чтобы иметь возможность встать рядом с ними.

И я задавал себе вопрос: «Интересно, у меня это получится или нет?» Я сегодня удовлетворен тем, что у меня это получилось. И я сам для себя знаю, что я трижды победил на Олимпийских играх. Вот это самое главное чувство – когда ты становишься олимпийским чемпионом.

Другая история – кто-то может считать, что ты был недостаточно техничным, а кто-то – что ты был гением борьбы. У каждого борца есть свои болельщики, и у каждого есть собственное мнение. Могут говорить и то, что я вообще не умел бороться, но я ведь участвовал в четырех финалах Олимпиад. Самое главное – я смог это сделать.

Говорить можно что угодно. Но что касается моей пекинской медали, я больше переживаю за то, что умирает олимпийская система и виды спорта. Раньше все виды спорта были на одном уровне, а сейчас непонятно, какой из них больше нравится членам МОК.

- Причем сейчас идет охота на те виды спорта, которые входили в программу первых Олимпиад – атака на борьбу отбита, но теперь под угрозой исключения находятся и бокс, и тяжелая атлетика…

- Да, это мужские виды, которые стояли у истоков Олимпийских игр.

- Как вас встречали болельщики после побед на Олимпиадах – и в Узбекистане, и в Северной Осетии?

- Люди всегда меня встречали очень тепло, а после крайней Олимпиады 2012 года встречала вся республика. И я им безумно благодарен, я никогда не забуду, как меня встречал мой народ. И пожелал бы всем ребятам, которые сегодня хотят стать олимпийскими чемпионами, чтобы каждого из них встречали также. И даже лучше.

Хочу добавить, что для своей республики и своего народа я всегда останусь трехкратным олимпийским чемпионом. А что касается решения МОК и WADA (Всемирного антидопингового агентства), конечно, жаль, что это коснулось меня. Но это жизнь, будем работать дальше, и в будущем, может быть, придет время и действительно восторжествует справедливость.

Болею за профессионалов

- Не раз видел вас на крупных вечерах бокса в Москве – вы приходите за кого-то болеть персонально?

- Я лично болею за уроженца нашей республики Мурата Гассиева. И недавно начал болеть за (абсолютного чемпиона мира в первом тяжелом весе украинца) Александра Усика. Мне импонирует этот спортсмен.

В целом же я всегда болел за Александра Поветкина, за Дениса Лебедева. Я хорошо с ними знаком. И я всегда болею за профессионалов своего дела, а Саша и Денис действительно живут боксом и хотят доставить удовольствие всем любителям этого вида спорта. Они молодцы, они трудяги, они настоящие, а не искусственные спортсмены.

- С кем-то из представителей спорта вы поддерживаете хорошие отношения?

- Я близко дружу с борцами-классиками, и для меня кумиром в спорте всегда являлся Сан Саныч Карелин. Потому что это действительно легенда нашей борьбы, легенда нашего спорта, легенда нашей страны. Его мнение для меня очень важно, это тот старший товарищ, с которым я в любой момент могу посоветоваться. И это дорогого стоит, когда у тебя есть такой товарищ мирового масштаба, с которым ты можешь пообщаться. Это человек, который всегда даст тот правильный совет, который тебе нужен. Я в этом уверен.

Всё для родной республики

- Насколько неожиданным для вас стало предложение стать депутатом Государственной думы?

- Я очень долго обдумывал свое решение. Но я знал, что у меня есть возможности отстаивать интересы нашей республики и принести пользу нашей республике. Что касается моей работы, то я занимаюсь законотворчеством в комитете по молодежной политике, спорту и туризму. И мы рассматриваем много законопроектов и с моими коллегами стараемся исправлять именно те ошибки, через которые нам когда-то надо было перешагнуть.

Taimazov-Artur-4

Поэтому, видя со стороны, как должно быть в спорте, мы можем вместе с другими бывшими спортсменами посоветоваться и выходить дальше с такими законопроектами, чтобы завтра нашим молодым спортсменам было легче. И если мы это не сделаем, то кто?

- Удается ли часто помогать республике, или вы порой разочарованы тем, что вам не хватает возможностей для этого?

- Северная Осетия – дотационная республика, бывает много вопросов, в которых надо отстаивать наши интересы – и в Государственной думе, и в различных министерствах. Поэтому иногда получается, а иногда – нет. Но просто так мы не сдаемся.

- А у вас и вашего брата Тимура была в детстве уверенность в том, что он может стать олимпийским чемпионом?

- У меня уверенность в себе и в нем появилась в 1992 году, когда он стал серебряным призером Олимпийских игр. И мы потом всей семьей четыре года ждали его победы на следующей Олимпиаде – ни одна медаль, кроме золотой, нас не устраивала. И когда я сам выиграл серебро на Олимпиаде в Сиднее, мой старший брат, чтобы у меня не было звездной болезни, спросил меня: «Ты знаешь, для чего нужна серебряная медаль?» И потом ответил: «Для того, чтобы на церемонии награждения чемпиону не было скучно, он же один не будет выходить. Поэтому придумали второе и третье места. И ты не расслабляйся, работай еще сильнее – нам нужно только олимпийское золото». У меня вроде бы получилось.

Олег БОГАТОВ
Р-Спорт, 06.01.2019

загрузка...

© 2011. «Осетия спортивная».

При перепечатке и использовании материалов в Интернете гиперссылка на сайт «Осетия спортивная» (http://osetiasportivnaya.ru/) обязательна.

Перепечатка материалов в «бумажных» СМИ без согласования с редакцией не допускается.

ФОТОМИГ

Lappinagov-Asl-dec2018

Аслан ЛАППИНАГОВ - серебряный призер турнира по дзюдо Мастерс в Китае и шестой в мировом рейтинг-листе по итогам 2018 г.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

9 января

hromaev_2Заурбек ХРОМАЕВ (1947), первый вице-президент Федерации баскетбола Украины, заслуженный тренер СССР и Украины, тренер сборной СССР по баскетболу (1989-90), отец – уроженец сел. Христиановское (г. Дигора) Северной Осетии

 



 

Январь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы